Подходы к пониманию категории «особые правовые режимы»

В статье исследуются основные подходы к пониманию правовых категорий «правовые режимы», «особые правовые режимы», предоставляется их классификация. Особые правовые режимы выступают юридическим основанием ограничения прав и свобод человека и гражданина, следовательно актуальность исследования понятия, видов и основных признаков особых правовых режимов не вызывает сомнения. Авторы рассматривают соотношение между категориями особый правовой режим чрезвычайного положения и военного положения, а также характеризующие основные основания их применения. Подчеркивается необходимость четкого, последовательного правового упорядочения модели поведения, направленной на преодоление и ликвидацию негативных последствий чрезвычайного и военного характера. Акцентируется внимание на том, что в Украине упорядочение общественных отношений, возникающих в связи с чрезвычайными и военными ситуациями, приобрело особое значение после возникновения военного конфликта на территории нашего государства и распространения вируса COVID-19. В статье предоставляется авторское видение категорий «правовые режимы» и «особые правовые режимы». Под первыми предложено понимать порядок регулирования, который выражен в комплексе правовых средств, характеризующих особое сочетание взаимодействующих между собой разрешений, запретов и обязательств, осуществляя при этом особую направленность регулирования. Во второй форму государственного управления, которая предусматривает ограничение правосубъектности физических и юридических лиц, вводится в качестве временной меры, что обеспечивается средствами административно-правового характера, и направлена на обеспечение безопасности личности, общества и государства. Осуществлена классификация особых правовых режимов и предложено выделять по содержанию и основаниям возникновения следующие виды: чрезвычайное положение, военное положение, осадное положение, состояние войны, состояние общественной опасности, состояние напряженности, состояние обороны, состояние угрозы, состояние готовности, состояние бдительности

Doi: 10.37635/jnalsu.28(1).2021.71-78