Правоограничения во Всеобщей Декларации прав человека: юридическое и эстетическое измерения

 Актуальность исследования обусловлена особым статусом Всеобщей декларации прав человека как документа, положения которого являются нормами международного обычного права и его общепризнанных принципов. Рассмотрение института правомерного ограничения прав человека как элемента композиционной структуры Декларации позволяет переосмыслить философские основы упомянутого института, которые обычно остаются без внимания в отраслевых юридических исследованиях. Целью статьи является выявление социально-эстетических основ института правомерных ограничений прав человека и уточнение юридико-технических особенностей закрепления общих условий их правомерности в Декларации. Методы исследования. Использованное в статье сочетание диалектического, структуралистского и герменевтического методологических подходов к исследованию Декларации позволило обнаружить в этом документе социально-эстетические составляющие института ограничений прав человека. Результаты. Обосновывается предположение, что к идейным истокам института ограничений прав человека в Декларации относятся идеи персонализма как разновидности социальной философии коммунитарного типа. Персоналистическому идеалу социальной гармонии соответствуют принципы равновесия между свободным развитием человеческой личностности и целостностью сообщества, являющегося условием такого развития, а также взаимосвязанности прав человека и его обязанностей. Декларация заложила общую основу международно-правовых стандартов инструментария правовых ограничений, однако при этом еще не дифференцировала всех его элементов. Принципами института ограничения прав человека, которые в международном праве приобрели значение универсальных, являются их исключительность, формальная определенность и исчерпывающий перечень целей ограничений. К принципам, отсутствующим в Декларации, но выделенным в других составляющих Международного билля прав человека, относится «общественная необходимость ограничения».